Киселёв Александр Георгиевич - Тема 3 ДРЕВНЕРУССКОЕ ГОСУДАРСТВО

Тема 3. ДРЕВНЕРУССКОЕ ГОСУДАРСТВО

В. В. Еремян о системе управления в Древней Руси
Города-государства: посадская община + волостная община + сельская община

Посадская община.
Уставная грамота церкви Иоанна Предтечи на Опоках, 1135 год:
И язъ князь великии Всеволодъ поставилъ есми святому Ивану три старосты от житьихъ людеи, и от черныхъ тысяцкого, а от купцевъ два староты, 2 управливати имъ всякие дѣла Иванская, и торговая, и гостинная, и суд торговыи, а Мирославу посаднику в то не вступатца, и инымъ посадникомъ, в Ываньское ни въ что же, ни боярамъ новгороцкымъ.

Вопрос: о чем идет речь? Что можно сказать об управлении Новгородом?

Специфические особенности территории и климата – множество рек и озер, непроходимые леса, заболоченность и безводные степи … - вынуждали южных, северных и восточных русских селиться небольшими деревеньками, между которыми иногда пролегали пространства в 100-200 верст. 
Со временем заселенная и освоенная территория с центром в сравнительно большом сельском населенном пункте стала называться местными жителями волостью, объединением нескольких более мелких самоуправляющихся единиц – громад (состоявших из дворов-домохозяйств или дворищ), а население волости – крестьянским миром. «В древнейшей общине-волости вследствие земельного простора не было переделов, - отмечал в начале ХХ в. Н. П. Павлов-Сильванский, - но зато в ней полнее был развит основной элемент всякой общины, мир, мирское самоуправление. В древности, при слабости государственной княжеской власти, оно было более самостоятельным и составляло главную основу государственного порядка».
Сход волости назывался вечем, громадою или копою, и собирался не реже 2-3 раз в год. 
Волость на своих собраниях-сходках выбирала волостного старосту («старца») и некоторых других «должностных лиц» (например, старшин, присяжников), выносила обязательные для всего населения постановления, касавшиеся поборов на общественные нужды, разруба повинностей, сторожевой службы, принудительных сроков ведения сельскохозяйственных работ, решала вопросы о принятии в общину новых членов и выделении им земель. Волостная община самостоятельно вела сбор податей, низший суд и расправу. Представители княжеской администрации – тиуны и доводчики – являлись в волость, лишь в случае совершения тяжкого преступления и возбуждения уголовного дела, либо при возникновении спора с соседней волостью или крупным землевладельцем о границах  ее территорий. 

После крещения Древней Руси именно волость обеспечивала удовлетворение духовных потребностей местного населения: строила церкви, подыскивала (а на Русском Севере выбирала) для них священнослужителей, определяла их содержание, иногда строила церковно-приходские школы для начального обучения сельских детей, беря ее на обеспечение соответствующей общины.  
Весь «киевский» период волость сохраняла свое военное значение, о чем наглядно свидетельствуют титул волостных воевод и связь с пограничной сторожевой службы с традиционной десятичной системой военно-административного, а затем и административно-территориального деления древнерусских земель.
Еще более децентрализованный, самоуправленческий характер волостного и сельского (мирского) управления проявлялся в выборности сотского, как «общего представителя… волостных общин … Сотский связывал эти общины в одно целое…, - отмечает Н. П. Павлов-Сильванский, - в один мир… Он являлся посредником между волостным старостой и чиновниками наместника… Свои кормы и поборы чиновничество могло получать только … от высшего мирского представителя - сотского».  

Вопросы:  
1.    Нарисуйте схему устройства местного самоуправления древнерусской эпохи.
2.    Назовите основные функции волости.

В. М. Панеях об эволюции древнерусской государственности

«Эволюция Древнерусской государственности еще в домонгольский период характеризовалась двумя тенденциями (подробнее: Юрганов А. Л. У истоков деспотизма // Знание – сила. 1989. № 9).
Первая проявлялась в элементах вассалитета, существенно не ущемлявшего личной свободы вассала и основывавшегося на взаимных обязательствах. Князь был первым среди равных, не принимавшим важных решений без совета со старшей дружиной, а дружинники имели право выбирать себе сюзерена и менять его по своему усмотрению. Города обладали некоторыми элементами вольностей (вече), опиравшимися на традиции общины. Формой самоорганизации «свободного» крестьянства были крестьянская община, а позднее – территориальное объединение нескольких общин (община-волость).
Проявлением второй тенденции была усиление политической роли младшей дружины, члены которой по отношению к князю находились в положении вассалов, а фактически подданных-министериалов. Подданство-министериалитет – «служба, в которой отсутствует договорная основа: слуга находится в прямой и безусловной зависимости от господина», имевшего по отношению к слуге «всегда принципиально больше прав, чем к вассалу», хотя подданный-министериал «мог приобретать большую власть в собственном владении».   
Осуществимой ли была до утверждения ордынского ига реализация одной из этих тенденций? В. Б. Кобрин и А. Л. Юрганов полагают, что такая возможность не исключалась. В то же время они сами указали на ряд факторов, препятствовавших эволюции русской государственности в сторону естественного углубления тех начал, которые потенциально были заложены в первой тенденции. В частности, важную роль в системе власти играли приближенные к князья и холопы, чей правовой статус определялся рабской зависимостью. Эта социальная группа и подданные-министериалы стали наделяться существенными административными функциями на княжеском дворе. Города на Северо-Востоке страны хотя и имели ряд вольностей, были административными центрами волости во главе с князем. Это с неизбежностью вело к его вмешательству во внутреннюю жизнь города, где отсутствовали коммуны, не получили развития городские вольности и свободы, приобретаемые в результате длительной и кровавой борьбы горожан, подобно тому, как это произошло в странах Западной Европы. Следует учитывать и такой важный фактор, как роль княжеской власти в военном и административном укреплении северо-восточных земель, ставших объектами крестьянской колонизации.
Что же касается Новгорода, то как показал В. Л. Янин, здесь в домонгольский период, после возникновения в конце 80-х гг. XI в. посадничества в форме боярского представительства, в 1117 г. устанавливается активное двоевластие князя и посадника, а к 1136 г. относится организация смесного суда князя и посадника. Возникновение в Новгороде в конце XII в. поста выборного на вече тысяцкого – представителя всех свободных горожан, за исключением бояр и зависимых от них людей, не меняет картины, поскольку этот пост «достаточно скоро узурпируется боярством», а «власть сосредотачивается в руках феодальной аристократии», Новгородское государство в результате этого «окончательно превращается в боярскую республику».
Уже в силу последнего обстоятельства сомнительной представляется аналогия между договорными отношениями английских и французских королей с городскими общинами и договорами Новгорода с князьями. Кроме того, князья приглашались новгородцами для выполнения определенных – военных – функций, что придавало их отношениям особый характер. Наконец, такого рода специфические договоры не становились, как на Западе, основой формирования общенациональных институтов, а, напротив, закрепляли обособленность Новгорода.
Важные наблюдения о природе договорного сознания на Руси, основанного на взаимных обязательствах, сделаны Ю. М. Лотманом. Исследователь обосновал концепцию, согласно которой договорное сознание по своей природе является магическим и противоположным религиозному сознанию. В Западной Европе, однако, «договорное сознание было окружено авторитетом римской государственной традиции и заняло равноправное место рядом с религиозно-авторитарным». На Руси же «оно осознавалось как языческое по своей природе», поэтому «договор воспринимается как дело чисто человеческое» (в значении «человеческое» как противоположное «божественному»)», а «система отношений, устанавливавшаяся в средневековом обществе, - система взаимных обязательств между верховной властью и феодалами – получает уже весьма рано отрицательную оценку». Отсутствие на Руси договоров между князьями и боярами становится в этой связи вполне объяснимым. Что же касается договорных грамот между князьями («докончаний»), скрепленных крестоцелованиямми, то они повсеместно нарушались и не стали сколько-нибудь устойчивой формой стабилизации между княжеских отношений.
То обстоятельство, что возникновение в домонгольской Руси государственных образований происходило вне античной традиции и римского публичного и особенно частного права с его разработанной системой прав личности, оснований частной собственности, владения, отношений между простыми товаропроизводителями, таких, как договор, купля-продажа, ссуда, долг, завещание, являлось существенной особенностью, ограничивавшей возможность эволюции государственности по пути, аналогичному западноевропейскому».
<…>
Власть и реформы. От самодержавной к советской России. / отв. ред. Б. В. Ананьич. СПб.: Дмитрий Буланин, 1996. С. 14-16.

Вопросы:
1.    Какие проблемы характеризуются в тексте?
2.    В чем суть первой и второй тенденций развития древнерусской государственности?
3.    Какие обстоятельства, по мнению В. Б. Кобрина и А. Л. Юрганова, препятствовали реализации первой тенденции?
4.    С точки зрения концепции «двух тенденций» дайте анализ государственного устройства Новгородской республики.
5.    Что дает концепция договорного сознания Ю. М. Лотмана для понимания различий в развитии государственных порядков в Европе и на Руси?

Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Календарь
«  Март 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 561
PR-CY.Rank
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0