С. 12  Появление биржи в Омске было связано, прежде всего, со стремлением предпринимателей упорядочить быстро растущие объемы оптовой торговли сельскохозяйственной продукцией. Техника биржевых операций, как и в Сибири, а в значительной степени и в России вообще, носила неразвитый характер. Сделки с хлебом — главным биржевым товаром — в подавляющем большинстве были реальными (покупателя интересовал товар сам по себе), а не спекулятивными. По форме преобладали наличные сделки. В 52 недельных бюллетнях биржи за 1912 г. лишь 6 раз регистрировалась будущая поставка товара при сроке от двух недель до двух месяцев. Хлеб, как правило, продавался по образцам, предоставлявшимся продавцом, и лишь в 6 случаях за тот же 1912 г. — по стандарту (весу зерна в золотниках при определенном качестве). Масляные сделки, в силу специфики товара (значительные колебания к качестве, оценка которого проводилась по 100-балльной шкале, ограниченного срока хранения), заключались почти исключительно как наличные.32 Объемы биржевой торговли в абсолютном выражении были весьма значительны. Счет шел на миллионы пудов, тысячи железнодорожных вагонов. Последних было отправлено с биржевым товаром в 1908 г. — 1.810, в~1910 г. — 2.642, в 1912 г. — 6.423,5. Преобладал хлеб, составлявший от 88,5 — в 1910 до 98,1 процента в 1912 г. В тоже время, в общем оптовом обороте Омска биржевая торговля господствующего места не занимала. На ее долю приходилось лишь около 1/5 общего числа сделок. Сказывались, по словам составителей биржевого отчета за 1908 г., привычка омского купечества «обделывать свои дела «под шумок», в порядке частного посредничества», активное участие в оптовых хлебных операциях банков и крупных комиссионеров.33 

Большое значение имела представительская деятельность Омского биржевого общества. Омский отдел Императорского Московского общества сельского хозяйства, созданный в 1900 г., стремился защищать в основном интересы местного сельского хозяйства. Биржа, поддерживая эти усилия, на первый план выдвинула обслуживание запросов и нужд торговли. В этом отношении характерно налаживание Биржевым комитетом постоянных деловых отношений с Сибирской железной дорогой, ее Управлением, Восточным Порайонным комитетом по железнодорожным перевозкам, неоднократно заявлявшееся стремление добиться отмены Челябинского тарифного перелома, официальные выступления с целью повлиять на систему речных фрахтов, участие вместе с городской Думой в разрешении вопроса о замощении основных подъездных путей к железнодорожным

С. 13  станциям, ходатайства об открытии в городе нового почтово- телеграфного отделения. Немало сделало биржевое общество и для упорядочения торговли в юроде, придания ей культурных, цивилизованных форм. Биржевой комитет добивался ликвидации практики обвесов крестьян мелкими перекупщиками хлеба, сосредоточения торговых операций в специально отведенных для этого местах — на базарах, в торговых учреждениях, на бирже. В 1909-1911 гг. Биржевой комитет принял активное участие в подготовке и проведении в Омске I Западно-Сибирской выставки. В 1911 г. городское управление и Биржевой комитет открыли в Омске Коммерческое училище. Ранее — в годы первой российской революции — Биржевое общество приняло участие в решении вопроса об ограничении рабочего дня приказчиков. Не раз обращался Биржевой комитет непосредственно в центральные правительственные учреждения. Наибольшую известность приобрела «Докладная записка Биржевого комитета Председателю Совета Министров» П.А.Столыпину, бывшему в Омске проездом 25 августа 1910 г. Комитет просил о введении в законодательном порядке обложения торговли и промышленности в пользу биржи, об учреждении в городе политехнического института с сельскохозяйственным, гидротехническим и ветеринарным отделениями при нем, о соединении Омска железной дорогой с Семипалатинском и городами Алтая, отмене Челябинского тарифного перелома, обязательном представительстве местных деловых кругов в Государственной Думе и Государственном Совете, наконец, о введении земства.

Численность клиентов омской биржи, косвенным образом свидетельствующая о широте предпринимательского слоя городского населения, была весьма значительна. Общее число членов биржевого общества постепенно росло: 124 в 1905 г., 151 — в 1908 г., 148 — в 1912 г. Увеличилось и число постоянных и временных посетителей биржи с 1841 в 1910 г. до 2888 в 1912 г.4 Деятели Биржевого комитета представляли собой цвет предпринимательского мира города. Управляющий омским отделением Сибирского торгового банка и первый председатель комитета — Петр Дмитриевич Подшивалов, сменивший его на этом посту видный омский коммерсант, крупный сельский хозяин Филипп Филиппович Штумпф, старшины комитета — организатор строительства в Омске Московских торговых рядов, управляющий местного отделения «Товарищества Эмиль Циндель и К°» С.Г.Сивов, управляющий городского отделения страхового общества «Саламандра» И.П. Лаптев и другие являлись

С. 14 менеджерами самого высокого класса, настоящими «капитанами» омского бизнеса.

Яркой витриной капиталистического Омска стала организованная летом 1911 г. I Западно-Сибирская лесная, сельскохозяйственная и торгово-промышленная выставка. Несколько сот экспонентов: от крупных иностранных и российских фирм до ремесленников-кустарей обширного Прииртышского края представили здесь самые лучшие образцы своей продукции, рассчитывая на награды и рекламу. С расходами не скупились. Общество Р. и Т.Элъворти вкладывает в строительство своего павильона 8 тыс. руб., Товарищество «Работник» — 15 тысяч. Компания «Зингер» возводит павильон в виде большой швейной машины. Фабрика Калашникова из Екатеринбурга строит «Эйфелеву башню» из собственных изделий: ведер, тазов, печных дверок, металлической посуды. Общество Судженских копей устраивает для посетителей спуск в «шахту», где, при электрическом свете, можно познакомиться с техникой угледобычи. Не отстают и омичи. Среди омских участников своей оригинальностью выделился владелец фабрики сельскохозяйственных машин «Энергия» А. А.Жуков. Он построил свой павильон в форме веялки, которая изготовлялась на его предприятии.35 Выставка наглядно показала высокое качество товаров, продававшихся на местном рынке многими торговцами- комиссионерами, равно как и продукции ряда омских фабрик, заводов и мастерских. Наград были удостоены, в частности, А.А.Жуков за веялки, М.А.Куперштейн — за колонистские хода и фуры (экипажи), Ф.В.Мягков — за кондитерские изделия и мыло, М.Я.Мариупольский, Е.Г.Губарь, С.Ф.Чистяков, Товарищество «Бавария» — за пиво, Н.А.Иванов — за типографскую продукцию, Н.П. Ковалев и Н.Я.Смирнов — за муку, Товарищество «Довборы» — за олифу, лаки и краски и другие.36 

Таким в самых общих чертах был торгово-промышленный Омск начала XX века. Зиждительной основой его стремительного экономического подъема, «американского процветания» явилась по выражению П.Д.Подшивалова, «незаметная работа землероба и скотовода южной части Тобольской губернии и области Иртыша до китайской границы».37 Богатства города создавались и рабочим людом на многочисленных маслозаводах обширной сельскохозяйственной округи, на фабриках и в ремесленных заведениях, на стройках в самом городе.

Буржуазии принадлежала иная роль. Своими капиталами, знаниями, деловой активностью она аккумулировала эти богатства, создала определенную систему их движения, вложила немало сил

С. 15 и средств в победоносное распространение капитализма на азиатской окраине империи. Конечно, объективное положение Сибири, как объекта экономической экспансии метрополии, окрашивало эту деятельность в колониально-компрадорские тона. «Сибирская железная дорога такой, по моему мнению, нелепый сосуд, — писал в 1915 г. некто С.И.Кочнев, — который выливает из Сибири артериальную кровь в виде хлеба, масла, жировых товаров и пр. и вливает в нее венозную — бракованные сорта всех видов фабрикатов».38 Но нельзя, вместе с тем, не признать и огромного цивилизующего влияния буржуазного предпринимательства на хозяйственную жизнь края, влияния, как в фокусе отразившегося на истории Омска начала XX века.

В силу колониального положения Сибири главную роль «цивилизаторов» края играли здесь уже называвшиеся крупные иностранные и российские фирмы. Однако, саморазвивающийся, постоянно растущий поток товаров и денег был настолько велик, что «места под солнцем» хватало и сибирским, омским капиталистам, выступавшим не столько в качестве агентов приезжих компаний, комиссионеров, сколько как самостоятельные предприниматели.

Наиболее влиятельный слой, верхушку омского делового мира составляло гильдейское купечество. Накануне мировой войны в городе проживали 20 первогильдейцев и 192 купца II гильдии39. Часть их принадлежала к старокупеческим фамилиям Акимовых, Барановых, Пахотиных, Тереховых и др., представители которых состояли в купеческих гильдиях еще в 1 половине — середине XIX в. Занимались они тогда почти исключительно оптово-розничной торговлей в уездных городах и весях Прииртышья, вели дела и в Омске, по преимуществу, по классической д ля аграрной экономики формуле: мануфактура, иногда другие товары широкого потребления, закупавшиеся на Ирбитской, Нижегородской ярмарках, в Москве — сельскохозяйственная продукция (в основном хлеб). Однако после постройки транссибирской железной дороги немногие из них сумели приспособиться к новым условиям хозяйственной жизни, их предприятия не выдерживали конкуренции более мощных, напористых и предприимчивых иностранных и российских компаний, сибирских предпринимателей нового поколения, сокращались, вытеснялись с привычных рынков, разорялись. Известным «утешением» и «компенсацией» для купцов-неудачников оставались их дома- особняки, отстроенные в «старые добрые времена», общественное положение и определенный авторитет среди старожильческой части горожан, заслуженный благотворительной и общественной

С. 16 и т.п. Показательна в какой-то мере биография Гавриила Лукича Баранова — одного из старейших омских купцов, торговца мануфактурой, сувенирами, игрушками, вступившего в I гильдию в Тюкалинске в 1857 г. В 1870 г. Баранов, постоянно проживавший в Омске, был возведен Правительствующим Сенатом в ранг потомственного почетного, гражданина. Дела его шли, видимо, хорошо. В 1880 г. он строит второй дом — каменный двухэтажный — в центре города на Дворцовой улице (первый — деревянный одноэтажный, постройки 1853 г. находился здесь же, на углу Новой и Дворцовой улиц). Однако в 900-е гг. мы уже не находим его среди преуспевающей части деловых кругов Омска. Он продолжал торговать теми же товарами, но только в розницу, по II гильдии, хотя и оставался на виду в общественной жизни города, избирался гласным Городской Думы, кандидатом в директора Городского общественного банка.40 

Нечто похожее произошло и с омским купцом II гильдии, бакалейным торговцем Г.В.Тереховым. В 1911 г. векселя некогда преуспевавшего коммерсанта стали попадать в протест, а в 1912 г. он вынужден был даже заявить о намерении ликвидировать дела.41 Тогда же с аналогичным заявлением от имени одной из старейших фирм города — Торгового дома Бр.Волковых выступила омская купчиха Д.Ф.Волкова.42 Не состоялись в качестве крупных торговцев наследники омских купцов М.Л.Островский, устроившийся одно время управляющим на пивоваренном заводе М.Я.Мариупольского, братья Д.Е. и А.Е. Пахотины, занимавшие в начале XX в. ряд престижных общественных должностей и др.43 

Будущее сибирского бизнеса олицетворяло не столько «старозаветное» купечество, хотя и его представители участвовали в создании омского «экономического чуда», сколько «новые» предприниматели — выходцы из разных сословий — крестьян, мещан, чиновников. Наиболее известными дельцами, осуществлявшими значительную оптовую торговлю и, одновременно, владевшими промышленными предприятиями являлись братья Гутермахеры, А.Н.Ковлер, Н.П.Ковалев, Н.Н.Машинский, С.Х.Рандруп, А.И.Ременникова, Й.Е.Терехов, С.В.Хаберев, М.А.Шанина, М.Я.Мариупольский и др. 

Миней Яковлевич Мариупольский был одним из самых крупных предпринимателей Омска. М.Я.Мариупольский родился 20 февраля 1897 года в с.Курганском Томской губернии. Его родители — разбогатевшие на торговле крестьяне Яков Михайлович и Рахиль Марковна — прожили в Курганском всю свою жизнь. В сентябре 1897 г. 25-летний Миней со своей семьей

С. 17  поселяется в Омске. Очевидно тоща же перезжают в Омск и его родственники, в частности Захарий Яковлевич Мариупольский и др. Торговый дом, созданный Минеем Яковлевичем — «М.Мариупольский и К°», располагая немалым стартовым капиталом, включился в крупную оптовую торговлю хлебом, другой сельскохозяйственной продукцией на вывоз, арендовал у А.И.Ременниковой паровую мукомольную мельницу, выстроил лучший в городе завод по производству пива и фруктовых вод. Пятиэтажный (по другим сведениям четырех — ) корпус завода находился в районе против нынешнего Дома печати, по близости от городской железнодорожной ветки. Омичи-старожилы могут помнить его как мыловаренный завод Юргенсона. Значительная часть производственных процессов — обработка солодовенных зерен, розлив готовой продукции, мойка посуды — была здесь в той или иной степени механизирована. Оборудование основного варочного отделения изготовил завод «Германия» в Саксонии, часть машин — знаменитая германская фирма «Унион-верке». В 1908-1914 гг. завод, оснащенный 80-сильным паровым двигателем, давал работу 53-60 рабочим, выпускавшим продукции на 800-818 тыс. pytL ежегодно. Кроме довольно больших по размерам цехов, завод имел хорошие подвалы-хранилища с постоянным температурным режимом, поддерживавшимся аппаратом Гегеншторма, склад на 200 кв. саж. В то же время, как и на многих местных предприятиях тех лет, у администрации Мариупольского непросто складывались взаимоотношения с рабочими. Низкие заработки, обсчет при оплате сверхурочных работ, грубость в отношении рабочих не раз привлекали внимание омских газет. 

Пиво и фруктовые воды Мариупольского продавались не только в Омске. Для рассылки продукции по станциям Сибирской железной дороги использовались собственные вагоны-ледники, а в Новониколаевске, Каинске, Таре, Тюкалинске и свои склады. Сбыт товаров и одновременно закупку у населения сельскохозяйственной продукции осуществлялся в городах и селах Акмолинской области, Томской и Тобольской губерний через 185 лавок. Кредитовался М.Я.Мариупольский в омских отделениях крупнейших банков страны — Русско-Азиатского и Волжско- Камского. В последнем, например, он имел специальный текущий счет, а также получал срочные ссуды под товары (главным образом хлеб, солод) и товарные документы. Кредитно-вексельные отношения с партнерами однако строились Мариупольским не совсем расчетливо. В 1906 г. Торговый дом испытывал настолько острый дефицит оборотных средств, что вынужден был на какое- то время приостановить платежи по кредитам. Сказались серьезные

С. 18 задержки с отправкой скупавшегося хлеба по железной дороге, а, может быть, и некоторая «разбросанность» операций. Можно только догадываться, как Миней Яковлевич переживал случившееся. Ситуация казалась обидно несправедливой, нелепой. Актив Торгового Дома существенно превышал пассив: 943 тыс. руб. против 744, а рассчитаться с долгами в срок без спешных, а значит заведомо разорительных продаж части основного капитала, не было возможности. В нач. 1907 г. положение не улучшилось и, стремясь предотвратить возможный суд и скандал, М.Я. Мариупольский заявил Омскому биржевому комитету о временной утрате платежеспособности. Желая заручиться влиятельной поддержкой биржи, он подал также ходатайство об учреждении над его Торговым домом администрации. Аналогичное заявление сделали биржевому комитету и кредиторы Мариупольского. «Топить» его не стали, главным образом потому, что общий баланс его фирмы был положительным, а высокая доходность мукомольной мельницы и пивоваренного завода не вызывала сомнений. Биржевой комитет сочувственно отнесся к неудачам одного из самых преуспевавших до недавнего времени омских предпринимателей. Миней Яковлевич с первого — 1905 — года деятельности в городе биржи состоял членом биржевого общества. В 1906 г. по поручению Биржевого комитета он вместе с известным омским мукомолом Н.П.Ковалевым в целом успешно провел переговоры в Управлении Сибирской железной дороги в Томске по весьма злободневному для делового мира города вопросу, порожденному минувшей русско-японской войной—об открытии станции Омск для приема грузов, предназначавшихся к вывозу в западном направлении. Теперь Биржевой комитет решил поддержать М.Я.Мариупольского. Созванное им торговое совещание оперирующих на бирже купцов под председательством Ф.Ф.Штумпфа, «в интересах местной торговли и промышленности, — говорилось в отчете Биржевого комитета за 1908 г., — признало необходимым сохранить предприятия Торгового дома и учредить по его делам администрацию. Окружной суд, получивший соответствующее представление, утвердил это решение. В 1907 г. Миней Яковлевич был главой большого семейства. Супруга — Капитолина Васильевна, старший сын — Александр, которому шел 10-й год; Геннадию было 5 лет, Вячеславу — 2 года, старшей дочери — Валентине — 9 лет, Нине — 7. Дела и семья оставляли мало времени для общественной работы. Хотя Мариупольский избирался гласным Городской Думы, членом Омского отдела Московского общества сельского хозяйства, их собрания он посещал крайне редко. В то же время, его общественные связи о

С. 19 были достаточно широки, а авторитет в деловых кругах города неизменно высок. Позднее, накануне мировой войны, М.Я.Мариупольский избирался омским купечеством в качестве его представителя в канцелярию податного инспектора Омска, состоял почетным членом Общества поощрения конезаводства, попечителем гоголевского мужского училища. Важной страницей истории предприятия М.Я.Мариупольского стало участие в I Западно-Сибирской выставке сельского хозяйства, промышленности и торговли в июле 1911 г. в Омске. Мариупольский экспонировал свою продукцию на площади 12 кв. саж. — большей, чем у других мукомолов и пивоваров города. В распоряжение Комитета Выставки он выразил желание предоставить бесплатно воду из заводского водопровода и вызвался взять на себя устройство электроосвещения выставочной территории. Пиво Мариупольского на Выставке было удостоено малой золотой медали. Со временем трудности компании остались позади. В 1913 г. М.Я. Мариупольский акционировал свое предприятие. Основной капитал общества составил 800 тыс. рублей. Часть акций была куплена омскими капиталистами, в частности Ф.Ф.Штумпфом — председателем Омского биржевого комитета, а контрольный пакет остался в семье учредителей. На 1 января 1915 года баланс акционерного общества «М.Мариупольский и сыновья» составил 1.173.706 рублей. Это было одно из самых значительных акционерных обществ Сибири.44

В целом такая форма организации капитала, как акционерное общество, распространения среди предпринимателей Омска не получила. Зато менее совершенные формы объединения — паевые товарищества и торговые дома — были довольно популярны. В 1907 — 1910 гг. в состав 48 различных паевых товариществ и торговых домов, зарегистрированных в городе податным ведомством, входили 120 участников. Правда, по настоящему значительных обществ было не много: «Братья Волковы» (крупнейшие мануфактуристы), «Н.П.Ковалев и Н.Я.Смирнов» (мукомолы), «Н.А.Гутермахер и К°» и некоторые др.45

Заметной группой омских предпринимателей были иностранцы. Наряду с крупнейшими фирмами-монополистами в городе оперировали и отдельные предприниматели. К.Йергенсен торговал сепараторами, различными принадлежностями молочного хозяйства, содержал склад экспортного масла, Х.Андерсен скупал яйца, масло, дичь, кожи. Операции с маслом вел Б.К.Сиднелл, молочной торговлей занимался Ф.К.Росмуссен, сельско-хозяйственные машины продавал М.Братгстрем. «Капитал пришел в Сибирь. Омск — его штаб — квартира. Рубль 

С. 20 интернационален и деятелен.. И не для украшения теперь в Омске развиваются флаги Дании, Швеции, Англии, Германии Северо Американских Штатов»,—писал и в 1911 г. «Сибирские ’вопросы».46

Видным представителем крупной буржуазии в Омске был датчанин Серен Христианович Рандрул. Разбогатев в Сибири е 90-х гг. XIX в. на комиссионной торговле маслом и земледельческими машинами, Рандрул в 1903 г. открыл в Омске большой завод сельскохозяйственных орудий и машин (на месте нынешнего агрегатного завода им.В.В.Куйбышева). С 1904 г., с устройством вагранки, завод значительно расширил услуги населению по ремонту машин. В 1905 г. завод производил также железные койки для раненных воинов. В 1908 г. здесь изготовлялись плуги однокорпусные, конные приводы, передачи, соломотрясы и проч. на сумму 198,4 тыс. руб. Предприятие было оснащено 20-ти сильным паровым двигателем и системой станков частью российского, частью иностранного производства. На нем было занято 166 рабочих. К 1914 г. здесь был установлен 120-сильный локомобиль и занято 226 рабочих. Плуги Рандрупа, отмеченные на 1 Западно-Сибирской выставке большой золотой медалью, пользовались огромным спросом. Однако «чистым» промышленником С.X.Рандрул не стал, продолжал скупать масло, занимался комиссионной торговлей велосипедами, швейными машинками, продавал земледельческий инвентарь. По данным 1915 — 1916 гг. обороты фирмы только по последнему виду деятельности составляли 1 274.847 рублей, а по заводу — 2.438.058 рублей при огромном проценте гтрибыли — 30 — 40 процентов Коммерческие способности Рандрупа получили широкое признание — он избирался старшиной Омского биржевого комитета, членом комитета 1 Западно-Сибирской выставке сельского хозяйства, промышленности и торговли, по просьбе правительства Великобритании исполнял обязанности английского консула в Омске.47

Многопрофильность предпринимательства М.Я.Мариуполь­ского, С.Х. Рандрупа была характерна для крупных омских капиталистов в целом. Промышленный капитал не отделился от торгового и играл по отношению к нему подчиненную роль Исключение из правила составляли фабриканты Н.П.Ковалев, Г.Я.Серебряков и некоторые другие, занимавшиеся сбытом исключительно продукции своих предприятий. Некоторые предприниматели, например Ф.Ф.Штумпф, П.А.Липатников владели также большими земельными участками.

Пожалуй, наиболее привлекательной стороной омского "делового мира"  была его общественная, прежде всего, 

С. 21 благотворительная деятельность. Благотворительные пожертвования в пользу учебных заведений/ тюрем, церквей, вдов и сирот, хотя и осуществлялись в основном по случаю и в небольших размерах — несколько рублей, кусков ткани, немного хлеба или сладостей для детей, судя по материалам омских газет первых полутора десятилетий XX в., были явлением широко распространенным. Сегодня трудно судить, что стояло за этой благотворительностью: соображения престижа, гуманные побуждения и религиозная мораль, или просто традиция, стереотип поведения. Несомненно, однако, что, по крайней мере, некоторые жертвователи были весьма постоянны и щедры, и, видимо, поступали при этом достаточно искренне и бескорыстно. Это были в основном представители «старого» омского купечества, оперировавшего в Омске и округе еще до постройки Сибирской железной дороги: С.Г.Шкроев, П.С.Бородин, А.Е.Пахотин, М.И.Печенин, С.С.Волков и др.

Степан (Стефан) Семенович Волков во всех отношениях заслуживает отдельного рассказа. Один из старейших омских купцов, он, будучи уже в преклонном возрасте ( 1841 года рождения), успешно сочетал крупную мануфактурно­-галантерейную торговлю с активной общественной деятельностью. Начиная с 1873 г. по первую половину 1910-х гг. Волков регулярно избирался в гласные городской Думы, некоторое время служил и членом городской Управы, состоял по выборам товарищем директора Омского городского общественного банка (1878-1880 гг.), а позднее — членом его Учетного комитета (1905-1906 гг.). В 1904 г. участвовал в ходатайстве группы торгующих на Нижегород­ской ярмарке перед ярмарочным комитетом в поддержку плана строительства Тюмень-Омской железной дороги. Тогда же вместе с П.Д.Подшиваловым Волков выступил главным организатором биржевого общества, в котором активно работал в качестве биржевого старшины. В 1897 г. Степан Семенович, будучи старостой Омского кафедрального собора, выступил учредителем православно-патриотического Омского Общества Хоругвеносцев при Успенском кафедральном соборе. Общество пожертвовало собору несколько богатых хоругвей, выделило часть своих средств на устройство церковно-приходской школы при храме, в 1904 г. внесло 500 рублей в фонд Акмолинского степного Попечительства о вдовах и сиротах воинов, призванных на войну на Дальнем Востоке. Сам Волков вступил в члены Попечительства, пожертвовав при этом 100 рублей. Наибольшую известность он снискал себе бескорыстными заботами об учебных заведениях, пожертвованиями на образование и храмы. Более четверти века состоял он

С. 22 попечителем Крестовоздвиженского приходского училища и женской прогимназии, систематически передавал им деньги, избирался Почетным блюстителем учебных заведений, старостой Омской Соборо-Воскресенской церкви... Общественные заслуги С.С.Волкова были отмечены Министерством народного просвещения, церковными иерархами. Его наградили золотой и серебряной медалями с надписью «За усердие» на лентах Станислава и Анны, удостаивался он и архипастырского благословения.49

Серебряной медалью на Анненской ленте по учреждениям Министерства народного просвещения награждались также купец первогильдеец П.С.Бородин, — Почетный блюститель Омского Воскресенского мужского приходского училища, староста домовой Александро-Невской церкви при Омской мужской гимназии, сын купца II гильдии А.Е.Пахотин...50 

Омскому предпринимательскому миру город был во многом обязан своими экономическими успехами. Благодаря ему, обыватели не без гордости могли говорить о «сибирском Чикаго». Но рядом с роскошными магазинами знаменитого Любинского проспекта, купеческими особняками с электрическим освещением и телефоном ютился другой Омск — Омск окраинных районов, изрытых землянками, застроенный бараками и ветхими лачугами, населенный не сумевшими найти лучшее место в обществе людьми. И это тоже было результатом существовавшей тогда системы предпринимательства, оборотной стороной «блеска» буржуазного Омска.

Меню сайта
Категории раздела
Вход на сайт
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 575
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0