Главная » 2015 » Декабрь » 6 » Среди книг 6.3
14:37
Среди книг 6.3

ОБЗОР СТАТЕЙ ИЗ ЗАЛА НОВИНОК РГБ (ЯНВАРЬ-МАЙ 2015) ПО ПРОБЛЕМАМ ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ И ИХ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБРАЗОВАНИЙ: ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА.

Север, олени и не только… Сб. науч. трудов. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2014. 151 с. 

Сборник научных трудов издан по материалам научной конференции 25-26 апреля 2014 г., посвященной юбилею известного лексикографа и педагога, методиста Марии Яковлевны Бармич.

Книгу открывают две статьи юбиляра:  об одном из зачинателей ненецкой художественной прозы Николае Семеновиче Вылка, и об исследователях ненецкого языка первой половины ХХ в. – Георгии Николаевиче Прокофьеве, Наталии Митрофановне Терещенко, Антоне (Сярати) Петровиче Пырерке (Пыре), Григории Давыдовиче Вербове[1].

Творчеству самой М. Я. Бармич посвящена статья А. И. и Л. Б. Гашиловых «Полный курс родного языка в трудах М. Я. Бармич», работа М. Д. Люблинской «Просветительская деятельность М. Я. Бармич», а также доклад на конференции ненецкого писателя Н. Н. Ядне о вкладе юбиляра в сохранение и развитие языка и культуры Ямала[2].

В статье И. В. Бродского исследуются саамские названия растений, входящих в рацион питания северного оленя. Автор широко использует параллели, но, к сожалению, проходит мимо работ, посвященных хантыйской оленеводческой лексике, в которых поднимается разбираемая им тема[3]

В работе Н. Я. Булатовой анализируется феномен переведенной на эвенкийский язык Библии. Н. Я. Булатова сама принимала в этой работе деятельное участие, и ее комментарии по поводу описательной передачи отдельных понятий и заимствований привлекут внимание специалистов. Автор видит значение перевода в повышении престижа родного языка, интереса к нему и со стороны носителей языка, и со стороны властей, сообщает о широком использовании эвенкийского текста Книги в СМИ и учреждениях образования. Родной язык, на который в Эвенкии все чаще смотрят с пренебрежением, обретает, таким образом, новое пространство развития[4].

Две работы носят сугубо лингвистический характер. Это статья Т. П. Головацкой, посвященная проблеме лексических заимствований и проблеме интерференции в языке азиатских эскимосов[5], а также работа Л. Ж. Заксор и И. М. Наумовой об основообразующих суффиксах в ульчских существительных[6]. К ним примыкает статья Е. А. Нёмысовой о систематических нарушениях хантыйской орфографии в газете «Хăнты ясăӈ»[7].

Две работы Ю. А. Ледковой и С. А. Мызникова посвящены вопросам методики преподавания языка[8].

Этнографической проблематике также посвящены две работы. Прежде всего, отметим статью М. А. Томилиной, исследовавшей представления о судьбе и роке по данным коми-пермяцкого языка. Поскольку сами эти понятия появились в языке сравнительно недавно и, за исключением современной литературы употребляются редко,  автор исследует семантику близких понятий: жизнь, смерть, душа, счастье, доля…[9] Перу В. С. Ивановой принадлежит статья о свадьбе и послесвадебных обрядах манси, фактически это часть ее монографии о локальных особенностях обрядности северных манси[10].

Завершается рецензируемый сборник научных трудов небольшим комментарием Д. В. Арзютова к недавно обнаруженной рукописи одного из основоположников научного изучения ненецкого языка Антона Петровича Пырерка, ушедшего на фронт и погибшего на станции Стрельна в октябре 1941 года. Архив его остался в Ленинграде и частью затерялся. Д. В. Арзютов указывает, в частности, на неопубликованные словарные материалы по ненецкой оленеводческой терминологии. Автор отмечает известное противоречие: с одной стороны А. П. Пырерка исходил из того, что приручение оленя «уходит в глубокую древность», с другой значительная часть словаря – это «динамическая» лексика, отражающая процесс приручения оленей. Д. В. Арзютов обращает внимание на трудности составления ненецко-русского словаря, о которых писал сам А. П. Пырерка: детальная разработанность ненецкой оленеводческой лексики в целом, наличие своих особенных терминов у каждого хозяина, не совпадающих с общим словарем – все это мешает адекватному переводу на русский язык.

Д. В. Арзютов отмечает также комплексный характер словарного опыта А. П. Пырерки, воспринимавшего оленеводческую терминологию широко, включая сюда и терминологию, касающуюся почвы, паразитов, пастуха, его личных вещей и т. д. «Говоря языком лингвистической антропологии, он погружал всю терминологию в контекст, не вырывая термины из их «языковой экологии». Словарь А. П. Пырерки интересен, поэтому не только сам по себе, как содержащий огромное число слов, но и как текст, открывающий для нас «систему мышления его собирателя – ненца из большеземельной тундры А. П. Пырерки»[11].  

 

Истоки Карелии: время, территория, народы. Междисциплинарные исследования. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2015. 283 с.

Рецензируемая книга представляет собой сборник статей и документов, характеризующих раннюю и новую этнокультурную историю Карелии. Сборник подготовлен как отчет об итогах коллективного междисциплинарного исследования в рамках программы, осуществлявшейся на протяжении 2012-2014 гг. Основные результаты исследований обобщены во введении к сборнику, написанном научным руководителем проекта  известным археологом С. И. Кочкуркиной[12]. Ученый отметила, прежде всего, перемены этнокультурной и языковой ситуации в раннем железном веке, связанные с притоком переселенцев из камско-уральского региона. В Х-XI вв. бассейн Онежского озера и Белого моря был освоен прибалтийско-финскими промысловиками, а в XII-XIV вв. эти территории стали осваиваться предками карелов, вепсов, русских, сформировавших пеструю диалектно-топонимическую картину. В завершение «археологического раздела» сборника, созданного усилиями В. Р. Филатовой и С. И. Кочуркиной, приводится Каталог известных на сегодняшний день археологических памятников Карелии.

Хорошо корреспондирует с материалами археологических изысканий диалектная карта карельского языка, разработанная И. И. Муллонен. Автор определяет ареалы распространения собственно карельского, ливвиковского и людиковского наречий, объясняет те или иные языковые границы, отмечает следы карельского языкового наследия и за пределами современного карельского языкового ареала (Обонежье, Поморье).

В статье И. Ю. Винокурова «Этнокультурная история вепсов Прионежья по данным мифологии и обрядности» показано влияние карельской и  русской колонизации, что привело, в конечном итоге, к складыванию северновепсского варианта общевеппской культуры.

Природно-хозяйственное районирование Карелии XIX – начала ХХ вв. исследовал С. Б. Потахин. Ученый накладывает друг на друга три карты: историко-географических областей, этнических ареалов расселения и профиля (специфики) природопользования. К историко-географическим областям относятся Олонецкая, Беломорская и Ладожская. Ареалы расселения основных этнических групп определены так: у карел – это ладожские и северные карелы, ливвики и людики; у русских – заонежане, водлозеры, выгозеры и поморы; отмечены и прионежские или северные вепсы.

Основные этапы дореволюционного территориально-административного устройства Карелии рассмотрел Н. А. Кораблев.  

Завершается сборник обзором ранее не публиковавшихся источников начала XVIII в. по истории Шуерецкой волости, подготовленных научным архивом Карельского научного центра РАН.

 

Традиционная культура народов Поволжья: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. Казань: Ихлас, 2014. 544 с.

Казанский государственный университет культуры и искусств провел в феврале 2014 г. научно-практическую конференцию, материалы которой представлены в рецензируемом сборнике.

Составители его отмечают, что поликультурное пространство региона сложилось усилиями не пришлых и принимающих, а долгое время живущих и выстраивающих отношения друг с другом этносов.

В книге представлено 79 докладов, в том числе 14 на татарском языке.

Остановимся на публикациях, посвященных культуре финно-угорских народов Поволжья.

Л. А. Гафиятуллина размышляла о традиционных религиозных культах мари[13]. Автор более или менее основательно разбирает гипотезы и споры по вопросу первоначального монотеизма мари, а также вокруг фигур мирийских божеств, прежде всего, Керемета и Куртньо водыжа. Наблюдения об общем и особенном, о переплетении различных культов мари между собой будут интересны специалистам.

Доклад А. Х. Зиннатовой посвящен бытованию марийских этнокультурных традиций[14]. Интерес к сравнительно немногочисленной группе мари, проживающих в деревне Филимоновка Мензелинского района Республики Татарстан, вне «своей» этнической территории обусловлен стремлением отыскать ранние культурно-бытовые явления и формы, исчезнувшие в Мари-Эл, с другой стороны – найти следы культурного влияния новых соседей. В качестве ранних форм автор называет известные у марийцев обряды и народные праздники, в качестве заимствованных – мелодику народных песен, близкую мелодике песен татар.

Святочным обрядам и увеселениям марийцев посвятила свое выступление О. А. Калинина[15]. Автор рассказывает о празднике Шорыкйол, соответствующий русским Святкам и похожем на аналогичные праздники чувашей – Сурхури, удмуртов – Вожодыр, мордвы – Калядань чи; отмечает перемены, происшедшие с праздником в советские годы, когда «общинная форма празднования оказалась заменена частно-семейной, некоторые элементы ритуала превратились в забаву, а часть обрядности, не найдя своего воплощения, закрепилась в народной памяти. Эта память оказалась востребованной в современных условиях, когда актуальным стало возвращение традиций. Общим знаменателем перемен в обрядности Шорыкйол автор называет снижение религиозно-магического и усиление игрового, развлекательного начала.

Небольшой литературоведческий доклад Р. В. Кирилловой посвящен фольклорным традициям удмуртской поэмы М. П. Петрова «Италмас», названной венгерским специалистом П. Домокошом «самой задушевной поэмой удмуртской литературы»[16].

На самобытности проведения зимнего цикла праздников у прибельских мари, проживающих на северо-востоке Республики Башкортостан, обратила внимание Н. Н. Макарова[17]. В составе группы этнографов-музыковедов автор в 2007-2008 гг. обследовала 18 деревень. Наблюдения и выводы доклада сходны с соображениями А. Х. Зиннатовой. Н. Н. Макарова также обнаружила, с одной стороны, элементы музыкального фольклора луговых мари, из среды которых в свое время вышли мари прибельские, с другой, пришла к выводу о вполне самостоятельном характере этого фольклора прибельских марийцев.

Полевой этнографический материал, правда, собранный давно – в 1986 г. стал основой для доклада Н. Д. Мусиной о традиционном танце удмуртов[18]. Автор отмечает, что в связи с влиянием русской музыкальной, танцевальной культуры в традиционной хореографии в Игринском районе Удмуртии преобладает внеобрядовый танец, увеселительной окраски.

Доклад И. К. Назмутдиновой, как часть большого исследовательского проекта УрО РАН «Феминность как этническая категория и гендерный стереотип», был посвящен проблеме статуса и ритуальным функциям женщины-удмуртки[19].

На основе данных этнографической литературы и полевых исследований автор приходит к выводу о высоком социальном статусе женщины, как матери и как работницы, выполнявшей не только чисто женскую, но при необходимости и мужскую работу. Это делало женщину достаточно самостоятельной, продуктами собственного труда она распоряжалась сама. Особым положением и авторитетом пользовались женщины-знахарки.

 

Роль интеллигенции в просвещении удмуртского народа. Сб. статей. / Сост. Т. И. Зайцева, С. Т. Арекеева. Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», 2014. 280 с.

Сборник издан по материалам Всероссийской научно-практической конференции, проведенной в сентябре 2014 г. в Можге и посвященной 135-летию со дня рождения педагога-просветителя Веры Васильевны Толстой (1879-1968). Статьи распределены на четыре раздела: «Просветители удмуртского народа», «Педагогика и образование», «Литература и искусство», «Краеведение».

Сборник открывает краткий очерк основных вех истории просвещения удмуртского народа Т. М. Кибардиной[20]. Автор называет важнейшие фигуры удмуртского просвещения: митрополита Вениамина, Николая Ивановича Ильминского, Трофима Кузьмича Борисова, Кузебая Герда, В. В. Толстой и других. Продолжает тему статьи Т. М. Кибардиной работа Т. А. Чирковой[21].

Первый раздел начинается статьей Т. Н. Акиловой о служителях Троицкой церкви с. Бураново священниках удмуртах Иоанне Васильевиче Васильеве (1858-1927) и Григории Егоровиче Верещагине (1851-1930)[22]. Это рассказ об их миссионерской, просветительской и научной этнографической, филологической деятельности, об отношении их и об отношении к ним. В статье автором использован музейный материал бурановской средней школы, названной именем Г. Е. Верещагина. Научному и литературному творчеству   Г. Е. Верещагина посвящена и статья Е. В. Золотаревой и К. Г. Лекомцева[23]. «Он выступал против нравственных пороков, верил в возможность самоусовершенствования человека. Его произведения пронизаны пафосом, стремлением научить людей правильно жить, показать, что хорошо, а что плохо»[24].

А. Г. Вычугжанин написал свой очерк о В. В. Толстой, с которой он был лично знаком[25]. Получился симпатичный бесхитростный рассказ о подвижнике-просветителе, ее прекрасных человеческих качествах, о памяти, которую хранят в Можге и Больших Сибах – местах, с которыми в первую очередь и была связана педагогическая и общественная деятельность, вся жизнь Веры Васильевны Толстой. Об ее гражданских и учительских качествах написала свою статью и Н. Е. Лушникова, удачно нашедшая определение жизни героини – «негромкий подвиг»[26]. Ей же посвящен очерк Т. Муравьевой и Е. С. Михайловой из Больших Сибов, характерно названный «Здравствуйте, Вера Васильевна!», построенный на письмах, адресованных В. В. Толстой уже после того, как она покинула Удмуртию, вернувшись в Москву[27]. О трудностях и проблемах адаптации В. В. Толстой в первый период ее пребывания в Больших Сибах, о достойных продолжателях ее дела написала Н. М. Шишкина[28].

В. И. Красноперов посвятил свой очерк отцу, известному в Республике педагогу-подвижнику Ивану Елизаровичу Красноперову (1915-1999)[29], прошедшему непростой жизненный путь, свойственный многим представителям его поколения: выходец из «низов», семилетка, техникум, институт, война, тяжелейшее ранение и май 1945 в Праге. В полной мере раскрылась личность Ивана Елизаровича – педагога, организатора уже в 50-е годы, в бытность его директором Пычасской средней школы, хорошо показанная в рецензируемой статье. На таких директорах и учителях и держалась советская школа, советская система народного образования и воспитания. 

Героем другой статьи стал Анатолий Алексеевич Юшков (1932-2013) – один из наиболее известных в Республике историков-краеведов. А. Спиридонова и Е. С. Михайлова[30] нашли информацию о семье его родителей, рассказали о вехах его жизненного пути, показали одухотворенного человека, все силы посвятившего сохранению исторической памяти своих односельчан, своего народа.

Н. М. Попова написала работу о Сельвестре Федоровиче Тучемском (1800-1868) – докторе медицины и хирургии, более 40 лет возглавлявшем медицинское дело в Вятской губернии и снискавшего своим подвижничеством по истине народную признательность и любовь[31]

Другим подвижником удмуртской культуры, просвещения была Елена Александровна Никифорова – нарком просвещения Республики в годы Великой Отечественной войны, очерк жизни которой «Служение детям и учительству» подготовлен С. Е. Танаевой и А. Останиной[32].

Педагогические идеи удмуртского просветителя рубежа XIX-XX вв. Ивана Степановича Михеева представлены в работе А. Д. Вострокнутовой и Т. А. Чирковой[33]. В историю удмуртского народа И. С. Михеев вошел как педагог-просветитель, теоретик начального обучения, методист, автор многих учебников по родному и русскому языкам, драматург и этнограф.

Второй раздел книги посвящен проблемам педагогики и образования. Авторы делятся опытом практической работы, размышлениями об этнокультурном образовании и воспитании. Об обучении дошкольников родному языку и ткачеству написала Н. В. Байсарова[34], об историческом опыте развития национального образования в Республике – Г. Н. Васильева[35]. Детским книгам удмуртских писателей Д. Яшина, И. Данилова, В. Ившина посвятили свои работы Т. И. Зайцева и И. Ф. Павдлова[36]. О жизненном пути, личности и педагогическом таланте Шарибзяна Ахтамзяновича Горбушина – единственного в Удмуртии Народного учителя СССР – написали Т. В. Зернова, Н. Л. Сараева и И. В. Зворыгин[37]. В работе Т. М. Кибардиной исследуется вопрос о воспитании толерантности в условиях билингвистического пространства[38]. Опытом реализации национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» делится И. Н. Свириденко. Она же в соавторстве с С. Г. Невзоровым и Е. С. Гуровой анализируют нормативно-правовую базу профилактики беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних в Российской Федерации[39]. Опыт использования рейтингово-накопительной системы оценки знаний студентов представлен в работе Л. В. Штейниковой[40].

Третий раздел книги «Литература и  искусство» посвящен разным вопросам истории и современного состояния национального художественного творчества. Надо сразу сказать, что почти все работы, представленные здесь, отличаются совсем небольшим объемом и описательностью. Даже там, где «тема требует» авторы ограничиваются совсем коротенькими выводами.

 Образы героев в удмуртской драматургии 20-30-х гг., свадьба в сюжете удмуртских пьес 20-50-х гг. ХХ в. описываются в статьях С. Т. Арекеевой[41]. Кузебаю Герду, как основоположнику удмуртской литературы, посвятила свою работу Е. В. Ахметдинова[42]. О. Баранова дает анализ образа дороги в удмуртском фолькоре[43]. О фитоморфной символике марийской драматургии второй половины ХХ в. написала Т. Н. Беляева[44]. А. Бородина предприняла небольшой сравнительный анализ сказок удмуртского писателя Г. Симакова и русского писателя В. Бианки[45]. Театрально-эстетическим исканиям в современной удмуртской драматургии посвятила свои работы Т. И. Зайцева в соавторстве с М. В. Ившиной[46]. Судьбу народа в творчестве алтайского писателя-фронтовика И. В. Шодоева представила Н. М. Киндикова[47]. Художественные особенности комедии классика удмуртской драматургии Игнатия Гавриловича Гаврилова под руководством Т. И. Зайцевой разобрал ее ученик А. Ю. Корепанов[48].

Р. А. Кудрявцева анализирует современный рассказ Поволжья[49]. Это одна из наиболее «рассуждающих» работ всего сборника. О современной мордовской лирике высказалась О. И. Налдеева[50]. И. Ф. Павлова и А. Ф. Семенов выступили с концепцией изучения удмуртской детской литературы и детской книги второй половины ХХ – начала ХХI века, которую намереваются «развернуть» в монографии об истории удмуртской детской книги[51]. Важным представляется анализ  творчества детских писателей «шестидесятников», заложивших основы удмуртской детской литературы, диалог современного творчества и традиции, проблема адресата детской книги.

Последняя работа раздела – статья В. И. Рогачева, хотя и обращается к фольклору, является скорее этнографической, нежели литературоведческой. Автор описывает молодежные праздники и игрища народов Поволжья, предшествующие заключению брака[52]. На субъективный читательский вкус это, пожалуй, самая «читабельная» часть третьего раздела книги, но и она практически не содержит напрашивающихся обобщений.

Четвертый раздел сборника отведен краеведению.

В статье краеведа Е. Ю. Агафонова «Откуда мы пошли» рассказывается о городе Воткинске, его сокровенных местах, рассказах старожилов о чудесном и таинственном[53]

По-настоящему исследовательский характер носит статья Н. Анисимова «Кладбище в традиционной картине мира удмуртов»[54]. Автор дает типологию наименований кладбищ, отдельно характеризует так называемые «безымянные кладбища», символические захоронения – могилы-кенотафы, захоронения вне кладбищ, описывает современный порядок похорон, устройства и оформление могил. Важными представляются поволжские параллели.

О Марии Константиновне Цебриковой и Евгении Ивановне Конради – русских переводчицах и их позиции в «женских университетских походах» написали В. А. Веременко и Е. О. Тютина[55]. Работа М. В. Евтушенко посвящена творчеству удмуртского художника Валентина Белых[56]. О мероприятиях, проводимых в г. Воткинске и посвященных великому уроженцу города Петру Ильичу Чайковскому написала Т. М. Казанцева[57]. Небольшой очерк истории Алексеевского реального училища Сарапула представила Т. В. Кубонина[58].

В этом же разделе оказалась статья о жизни и творчестве просветителя удмуртского народа, священника, писателя, ученого краеведа, педагога, этнографа Николая Николаевича Блинова, написанная Д. В. Лаишевцевой и Т. В. Кубониной[59].

Весьма актуальной теме национального характера посвящена работа Г. А. Никитиной[60] – одна из лучших в рецензируемом сборнике. В центре внимания автора самооценка удмуртами особенностей собственного национального характера, исходный материал был собран в деревнях Удмуртии, извлечен из СМИ и бесед с представителями городской интеллигенции. Статья читается с интересом, хотя вводная теоретическая часть небезупречна. Автор исходит из не обоснованного ею представления о том, что национальный характер, во-первых, наследуется, а во-вторых «приобретается» в процессе воспитания». А наследуется вне воспитания? Тем не менее, отдельно хочется порекомендовать прочесть эту статью, и сравнения напрашиваются, и мысли существенные о современном состоянии наших народов статья будит.

Завершают четвертый раздел книги и сборник в целом две статьи о библиотеках. Работа А. Н. Рыковой[61] посвящена деятельности первых удмуртских библиотекарей 20-х гг. Валентине Григорьевне Дерюгиной и Клавдии Сафроновне Горбуновой. О библиотеке Сарапула на рубеже XIX-XX вв. написала С. А. Рябая[62]. Статья интересная, но основной тезис, заявленный в самом ее названии «библиотека и формирование информационной культуры общества» представляется совершенно не доказанным.

В целом книга «Роль интеллигенции в просвещении удмуртского народа», безусловно, вызовет интерес не только у специалистов, но и у всех интересующихся историей и культурой своего народа в Удмуртии, и не только.

 

Герои Ямальских открытий / Сост.: А. М. Брехунцов, А. М. Иванова. Тюмень: Сибирский научно-аналитический центр, 2014. 172 с.

Рецензируемая книга – сборник биографических справок людей, получивших награды за открытие месторождений нефти и газа на Ямальском полуострове. К сожалению, материал, представленный в справках, ничего кроме вех северной биографии и данных о наградах этих людей не представляет. Это официальные «объективки», использовать которые в исследовательской работе по истории нефтегазовой промышленности сложно, разве что как элемент базы данных. Составитель говорит о невозможности перечислить поименно всех, кто внес вклад в ямальские открытия. Этим видимо должны будут заняться историки. Книгу поэтому следует понимать главным образом как своеобразную дань уважения заслуженным нефтяникам и газовикам, своим трудом  показавшим возможности подлинно инновационного развития (многое им приходилось делать впервые) советской промышленности. 

 

[1] Бармич М. Я. История создания и развития литературы ненцев: Николай Семенович Вылка (1904‑1942) / М. Я. Бармич // Север, олени и не только. Сб. науч. тр. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2014. С. 813; Она же. Ученые ненцеведы первой половины ХХ века // Там же. С. 14-33.

[2] Гашилов А. И. Полный курс родного языка в трудах М. Я. Бармич / А. И. Гашилов, Л. Б. Гашилова // Там же. С. 53-58; Люблинская М. Д. Просветительская деятельность М. Я. Бармич / М. Д. Люблинская // Там же. С. 87-92; Ядне Н. Н. Вклад профессора РГПУ им. А. И. Герцена Я. М. Бармич в сохранение, развитие культуры и языкознания Ямала / Н. Н. Ядне // Там же. С. 112-117.

[3] Бродский И. В. Названия растений, входящих в рацион питания северного оленя, в саамских языках / И. В. Бродский // Там же. С. 34-45

[4] Булатова Н. Я. Перевод Библии как условие сохранения духовности и языка эвенков / Н. Я. Булатова // Там же. С. 46-52.

[5] Головацкая Т. П. Лексические заимствования и проблемы интерференции в языке азиатских эскимосов / Т. П. Головацкая // Там же. С. 59-67.

[6] Заксор Л. Ж. Непродуктивные основообразующие суффиксы в ульчских существительных / Л. Ж. Заксор, И. М. Наумова // Там же. С. 68-73.

[7] Нёмысова Е. А. Хантыйская орфография в газете «Хăнты ясăӈ» / Е. А. Нёмысова // Там же. С. 93-103.

[8] Ледкова Ю. А. Обучение русскому языку в условиях  многоязычия / Ю. А. Ледкова // Там же. С. 80-86; Мызников С. А. О необходимости реформирования программ и методов обучения родному языку для народов Севера / С. А. Мызников // Там же. С. 118-145.

[9] Томилина М. А. Представления о судьбе и роке по данным коми-пермяцкого языка / М. А. Томилина // Там же. С. 104-111.

[10] Иванова В. С. Свадьба и послесвадебные обряды манси / В. С. Иванова // Там же. С. 74-79.

[11] Арзютов Д. В. Сведения об архивном наследии А. П. Пырерки: материалы по оленеводческой терминологии ненцев Большеземельской тундры / Д. В. Арзютов // Там же. С. 146-150.

[12] В фондах РГБ значатся 23 работы С. И. Кочкуркиной и редактированные ею труды. Назовем только первые и последние: Кочкуркина С. И. Юго-Восточное Приладожье в X-XIII вв. / С. И. Кочкуркина. Л.: Наука, 1973. 150 с.; она же. Археологические памятники корелы, V-XV вв. / С. И. Кочкуркина. Л.: Наука, 1981. 160 с.;  она же. Древняя Корела / С. И. Кочкуркина. Л.: Наука, 1982. 216 с.; она же. Курганы летописной веси Х – начала XIII века / С. И. Кочкуркина, А. М. Линевский. Петрозаводск: Карелия, 1985. 223 с.; она же. Корела и Русь. Л.: Наука, 1986. 141 с.; она же.  Древнекарельские городища эпохи средневековья / С. И. Кочкуркина. Петрозаводск: Ин-т языка, литературы и истории КарНЦ РАН, 2010. 262 с.; она же. Приладожская курганная культура: технологическое исследование текстиля / С. И. Кочуркина, О. Ф. Орфинская. Петрозаводск: Карельский науч. центр РАН, 2014. 138 с.

[13] Гафиятуллина Л. А. Восприятие и отражение окружающего мира в традиционной религии мари / Л. А. Гафиятуллина // Там же. С. 90-99.

[14] Зиннатова А. Х. Механизмы сохранения марийских этнокультурных традиций (на примере деревни Филимоновка Мензелинского района РТ) / А. Х. Зиннатова // Там же. С. 157-162.

[15] Калинина О. А. святочные обряды и увеселения марийцев / О. А. Калинина // Там же. С. 192-197.

[16] Кириллова Р. В. Фольклорные традиции в удмуртской поэме М. П. Петрова «Италмас» / Р. В. Кириллова // Там же. С. 211-213.

[17] Макарова Н. Н. О самобытности проведения зимнего цикла праздников у прибельских мари / Н. Н. Макарова // Там же. С. 254-261.

[18] Мусина Н. В. Хореографические формы традиционного танца удмуртов / Н. В. Мусина // Там же. С. 297-303.

[19] Назмутдинова И. К. Социальный статус и ритуальные функции женщины-удмуртки / И. К. Назмутдинова // Там же. С. 325-330.

[20] Кибардина Т. М. Просветительство, образование, удмуртская интеллигенция / Т. М. Кибардина // Роль интеллигенции в просвещении удмуртского народа. Сб. статей. / Сост. Т. И. Зайцева, С. Т. Арекеева. Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», 2014. С. 5-11.

[21] Чиркова Т. А. На братство и на совместимость испытывает нас время / Т. А. Чиркова // Там же. С. 53-56.

[22] Акилова Т. Н. О служителях Троицкой церкви с. Бураново // Там же. С. 12-16.

[23] Золотарева Е. В. Просветительская деятельность Г. Е. Верещагина / Е. В. Золотарева, К. Г. Лекомцева // Там же. С. 20-22.

[24] Там же. С. 22.

[25] Вычугжанин А. Г. Три подвига народной учительницы / А. Г. Вычугжанин // Там же. С. 17-20.

[26] Лушникова Н. Е. В. В. Толстая – народная учительница / Н. Е. Лушникова // Там же. С. 26-32.

[27] Спиридонова А. Неизгладимый след / А. Спиридонова, Е. С. Михайлова // Там же. С. 40-44.

[28] Шишкина Н. М. Земля можгинская полна воспоминаний / Н. М. Шишкина // Там же. С. 56-63.

[29] Красноперов В. И. Педагогическая деятельность директора Пычасской средней школы И. Е. Красноперова / В. И. Красноперов // Там же. С. 22-26.

[30] Спиридонова А. Неизгладимый след / А. Спиридонова, Е. С. Михайлова // Там же. С. 40-44.

[31] Попова Н. М. Доктор медицины и хирургии Сильвестр Федорович Тучемский, «которому своею жизнью и здоровьем обязано большое число народа разных званий» в Вятской губернии / Н. М. Полпова // Там же. С. 44-45.

[32] Танаева С. Е. Служение детям и учительству / С. Е. Танаева, А. Останина // Там же. С. 46-50.

[33] Вострокнутова А. Д. Педагогические идеи удмуртского просветителя И. С. Михеева / А. Д. Вострокнутова, Т. А. Чиркова // Там же. С. 50-52.

[34] Байсарова Н. В. Обучение дошкольников родному языку в контексте художественно-эстетического воспитания / Н. В. Байсарова // Там же. С. 64-66; она же. Обучение детей дошкольного возраста ткачеству // Там же. С. 66-70.

[35] Васильева Г. Н. Научно-педагогические исследования инновационного развития этнокультурного образования в Удмуртской Республике / Г. Н. Васильева // Там же. С. 70-78.

[36] Зайцева Т. А. О детских книгах Д. Яшина и И. Данилова / Т. А. Зайцева // Там же. С. 79-83; Павлова И. Ф. Гуманизм в детских книгах В. Н. Ившина / И. Ф. Павлова // Там же. С. 93-99.

[37] Зернова Т. В. Народный учитель / Т. В. Зернова, Н. Л. Сараева, И. В. Зворыгин // Там же. С. 84-87.

[38] Кибардина Т. М. Билингвистическое пространство как фактор толерантности личности / Т. М. Кибардина // Там же. С. 87-92.

[39] Свириденко И. Н. Оценка реализации национальной образовательной программы «Наша новая школа» на территории Южного округа города Оренбурга / И. Н. Свириденко // Там же. С. 99-106; Свириденко И. Н., Невзоров С. Г., Гурова Е. С. Нормативно-правовая база по профилактике беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних в Российской Федерации // И. Н. Свириденко, С. Г. Невзоров, Е. С. Гурова // Там же. С. 107-115.

[40] Штейникова Л. В. / Л. В. Штейникова // Там же. С. 115-121.

[41] Арекеева С. Т. Образы героев в удмуртской драматургии 1920-1930-х годов и специфика их изображения / С. Т. Арекеева // Там же. С. 122-131; она же. Свадьба в сюжете удмуртских пьес 1920-1950-х годов: функции, поэтика / С. Т. Аркеева // Там же. С. 131-139.

[42] Ахметдинова Е. В. Кузебай Герд – основоположник удмуртской литературы / Е. В. Ахметдинова // Там же. С. 139-143.

[43] Баранова О. Образ и символ дороги в некоторых жанрах удмуртского фольклора / О. Баранова // Там же. С. 144-149.

[44] Беляева Т. Н. Роль фитоморфной символики в создании образов персонажей в марийской драматургии второй половины ХХ века // Там же. С. 149-156.

[45] Бородина А. Литературные сказки Г. Симакова и В. Бианки: творческие связи, параллели, воспитательный потенциал / А. Бородина // Там же. С. 157-160.

[46] Зайцева Т. И. Театрально-эстетические искания в современной удмуртской драматургии / Т. И. Зайцева, М. В. Ившина // Там же. С. 160-164; она же. Поиски нового театра в творчестве современных удмуртских авторов / Т. И. Зайцева // Там же. С. 165-167.

[47] Киндикова Н. М. Судьба народа в прозе летописца И. В. Шодоева / Н. М. Киндикова // Там же. С. 167-176.

[48] Корепанов А. Ю. Художественные особенности комедии И. Г. Гаврилова «Жингрес сӥзьыл» / А. Ю. Корепанов // Там же. С. 176-180.

[49] Кудрявцева Р. А. Современный рассказ Поволжья: поэтика композиции / Р. А. Кудрявцева // Там же. С. 181-188.

[50] Налдеева О. И. Художественные ориентиры современной мордовской лирики / О. И. Налдеева // Там же. С. 188-191.

[51] Павлова И. Ф. Концепция изучения удмуртской детской литературы и детской книги второй половины ХХ – начала ХХI века / И. Ф. Павлова, А. Ф. Семенов // Там же. С. 191-194.

[52] Рогачев В. И. Роль молодежных праздников, игрищ у народов Поволжья в подготовке к браку и их отражение в фольклоре / В. И. Рогачев // Там же. С. 195-199.

[53] Агафонов Е. Ю. Откуда мы пошли / Е. Ю. Агафонов // Там же. С. 200-204.

[54] Анисимов Н. Кладбище в традиционной картине мира удмуртов / Н. Анисимов // Там же. С. 204-215.

[55] Веременко В. А. Роль женщин-переводчиц в становлении высшего женского образования во второй половине XIX века в России (на примере деятельности М. К. Цебриковой и Е. И. Конради)  / В. А. Веременко, Е. О. Тютина // Там же. С. 215-223.

[56] Евтушенко М. В. Рожденный быть художником. Валентин Белых / М. В. Евтушенко // Там же. С. 223-228.

[57] Казанцева Т. М. Гордость Воткинска / Т. М. Казанцева // Там же. С. 228-234.

[58] Кубонина Т. В. Алексеевское реальное училище – первое в Российской империи / Т. В. Кубонина // Там же. С. 234-243.

[59] Лаишевцева Д. В. Жизнь и творчество просветителя Николая Николаевича Блинова / Д. В. Лаишевцева, Т. В. Кубонина // Там же. С. 243-248.

[60] Никитина Г. А. Национальный характер в самооценке современных удмуртов / Г. А. Никитина // Там же. С. 248-262

[61] Рыкова А. Н. Роль первых библиотекарей г. Можги в просвещении населения / А. Н. Рыкова // Там же. С. 262-266.

[62] Рябая С. А. Библиотека и формирование информационной культуры общества провинциального города в конце XIX – начале ХХ в. (на примере уездного города Сарапула Вятской губернии) / С. А. Рябая //  Там же. С. 266-272

Категория: Новинки РГБ | Просмотров: 227 | Добавил: avtor | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: