Главная » 2014 » Июнь » 17 » Удельная Русь
07:33
Удельная Русь

Удельная Русь

План.

1. Причины феодальной раздробленности.

2.  Основные типы социально-политического устройства русских земель.

3. Борьба Руси с иноземными захватчиками. Ордынское иго и его последствия.

Литература:

Данилевский И. Н. Александр Невский: парадоксы исторической памяти // "Цепь времен": Проблемы исторического сознания. М., 2005. С. 119-132 // [Электронный ресурс] URL: // http://ec-ejavu.ru/n/A_Nevsky.html (дата обращения 21 сентября 2013).

Его же. Русские земли глазами современников и потомков (XII—XIV вв.): Курс лекций. М., 2001.

Удельная Русь // Istorus. ru - История России // [Электронный ресурс] // URL:  http://istorus.ru/rus-xii-xvi-veka/9-udelnaya-rus.html (дата обращения 21 сентября 2013).

1. Причины феодальной раздробленности.

Период середины XI до XVI столетия включительно историки называют периодом феодальной раздробленности или удельным.

В литературе существуют разные подходы к определению причин раздробленности. 

Василий Осипович Ключевский искал причины распада Древнерусского государства во взаимоотношениях трех главных политических сил древнерусской эпохи: князя, дружины и вече.

Князь. Ярослав Мудрый (ум. 1054) завещал своим сыновьям “лествичный” (лестничный) порядок наследования: великий киевский стол должен был занимать старший мужчина в роду. Это правило, однако, мало того, что зачастую игнорировалось князьями (интересы богатой, знатной верхушки земли, в которой князь сидел и (или) его собственные честолюбие и корысть), вскоре обнаружило и свою принципиальную противоречивость: старшие племянники нередко оказывались по возрасту старше младших дядей, что стимулировало конфликты. Масштабы и последствия усобиц, тревожили многих. Результатом этой обеспокоенности стало решение Любечского 1097 г. съезда группы князей, согласно которому князья должны были «держать отчину свою», т.е. отказаться от поиска более выгодных, «престижных» княжений, наследуя княжение отца. 

Поскольку князья сидели в “отчине своей”, они объективно олицетворяли центробежную тенденцию, “работали” на развал единого государства (“Хотели как лучше...”); поскольку же боролись за великий киевский стол – выступали носителями идеи единства Руси, олицетворяли тенденцию центростремительную. Однако борьба за великокняжеский стол осуществлялась разрушительными методами ("благими намерениями вымощена дорога..."), сопровождалась военными конфликтами, а потому в целом фигура князя  - фигура разрушительная, деструктивная.

Иную, собирательную роль, по оценке Ключевского, играла дружина. Долгое время оставаясь подвижной, не связанной крупной земельной собственностью, дружина на Руси, в отличие от европейского рыцарства эпохи классического Средневековья, служила не определенному князю (главным качеством, достоинством западноевропейского рыцаря была верность сеньору), а Рюриковичам, не отдельной земле, городу, княжеству, а Руси в целом. В подтверждение этой оценки Ключевский, в частности, ссылается на «Слово о полку Игореве». В «Слове», написанном как предполагают, одним из дружинников кн. Игоря, нет ни следа «местного» патриотизма, зато красной нитью через все произведение проходит печаль о Русской земле, гибнущей в усобицах, страдающей от набегов степняков. 

Оппозиция “князя-разрушителя” и “дружины-собирательницы” разрешается у Ключевского центробежными устремлениями  городских вече. Развитие городов, формирование городской торгово-ремесленной верхушки приводит к радикализации их самосознания, подталкивает к отказу платить дань Киеву, стимулирует сепаратистские устремления. Города «разрывают» единую ткань “лоскутного одеяла” - древнерусского государства на отдельные фрагменты, “лоскутки”. До Ключевского примерно также рассуждал и Николай Иванович Костомаров, считавший, что вече местных общин и их союзов, стремившихся и обладавших известной областной самостоятельностью,  в древнерусский период стояло выше князя. Последний являлся лишь органом вече. Он избирался, приглашался, изгонялся вече и в Киеве, и в Новгороде, и в Галиче и во многих др. городах. Взаимоотношения русских земель были взаимоотношениями не столько княжескими, сколько межобластными. 

В крайней форме эта идея значительной самостоятельности отдельных земель и, соответственно условности единства Древнерусского государства была выражена Василием Ивановичем Сергеевичем: Древнерусское государство никогда на самом деле единым государством не являлось, представляя собой “суперсоюз” отдельных земель и княжеств, а потому и распад его является условным. 

Другой подход, ярко выраженный историками советского периода строился на признании того факта, что дружина уже в XI в. почти повсеместно оседает на землю (это называется процессом феодализации, который приводит к вытеснению государственного корпоративного феодализма частно-сеньориальным – попробуйте самостоятельно составить сравнительную табличку с признаками государственно-корпоративного и частно-сеньориального феодализма),  и перестает играть роль военно-политической силы («ниточки с иголочкой»), скрепляющей отдельные земли в единое государство. Экономические связи между землями в условиях господства натурального хозяйства естественно были развиты слабо и не могли компенсировать утрату связей военно-политических. Вследствие роста и распространения княжеско-дружинной организации «вширь» города, стремившиеся к самостоятельности по отношению к Киеву, имели возможность минимально поддерживать свою безопасность, а “господа” – удерживать в повиновении простонародье без помощи великого киевского князя. 

  1. Основные типы социально-политического устройства русских земель.

 

К кон. XII в. сложились 10 земель-княжений, в каждой из которых, за исключением Новгорода, укрепилась отдельная ветвь «дома» Рюриковичей. Это были Киевская, Черниговская, Новгородская, Суздальская, Рязанская, Переяславская, Смоленская, Полоцкая, Волынская, Галицкая земли. Первоначально каждая древнерусская земля состояла из столичного города, малых городов (пригородов) и сельских районов. С увеличением княжеских семей в княжествах с их обычаем правящих князей передавать город каждому из своих сыновей в качестве доли в наследстве, некоторые из княжеств к началу XIII века оказались разделенными на большое количество уделов. В конце первой трети XIII в. княжеств насчитывалось уже около 50, а в XIV в. почти две с половиной сотни. 

В исторической литературе обычно выделяют три основных модели социально-политического устройства русских земель, в наиболее законченной форме представленные в Галицко-Волынской (Юго-Западной), Новгородской и Ростово-Суздальской (Северо-Восточной) землях.

Галицко-Волынская (Юго-Западная Русь). Благоприятные условия для сельского хозяйства, приток населения за счет беженцев с юго-востока обусловили ранее оседание дружины на землю. Пользуясь обилием камня (Карпаты) по примеру европейских рыцарей дружинники-бояре строят собственные каменные замки. Набрав экономическую и военную силу, они начинают предъявлять собственные претензии на власть, встают в оппозицию князю. Пограничное положение (рядом была Польша, Чехия, Венгрия) предопределило развитие международной торговли, богатство городов, а значит и властные претензии городских вече. Князю на Юго-Западе, таким образом, приходилось выдерживать давление с двух сторон. В 1211 г. борьба за власть привела к временной утрате Рюриковичами престола. Малолетний Даниил Романович вынужден был спасаться, когда галичский стол захватил представитель одного из боярских кланов Владислав. И хотя Даниилу удалось вернуть власть, начавшееся вскоре ордынское нашествие вновь привело к ослаблению позиций князя. Модель социально-политического устройства с равновеликими элементами, модель, которую можно выразить формулой Д-К-В (классическая раннефеодальная монархия), оказалась неустойчивой, не способной обеспечить целостность и независимость Галицко-Волынской земли. После смерти Даниила Романовича она распадается на несколько независимых государств, часть которых оказывается захваченной польскими, литовскими и венгерскими феодалами.

Новгородская земля. Здесь в лесисто-болотистом краю земледелие не развивалось, зато чрезвычайно богаты были лесные и водные угодья, собственниками которых издревле было новгородское боярство, состоявшее из потомков родоплеменной знати и верхушки городской общины. Получая дары леса, рек и озер от зависимого населения, боярство само торговлей не занималось, запродавая все оптом купечеству. Новгород, имевший выход на Балтику, издавна включился в крупную международную торговлю с северо-германскими городами, входившими в т.н. Ганзейский союз. Развилось ремесло, Новгород разросся, превратившись в один из крупных европейских городов. 

Понятно, что собственникам основных богатств края принадлежала и политическая власть - боярство осуществляло ее через новгородское вече. В исторической литературе существуют разные представления о вече в Новгороде. Общепризнанным считается факт наличия здесь сложной вечевой организации, включавшей вече улиц (“уличанские”), концов (районов – “кончанские”) и, наконец, собственно новгородское (городское) вече. Если уличанские и кончанские вечевые собрания, очевидно, занимались в первую очередь коммунально-хозяйственными делами, городским благоустройством и т.п., то городское вече принимало решения по вопросам внутренней и внешней политики и торговли, являлось высшим органом распорядительной власти. Вече формировало и институты власти исполнительной: избирало главу Новгородской администрации – посадника (обязательно из среды боярской верхушки), тысяцкого (из наиболее состоятельных купцов и ремесленников), а также первосвященника – архимандрита. Различия в оценках новгородского вече касаются его состава, а значит и уровня представительности. Сергей Михайлович Соловьев, Николай Иванович Костомаров, Михаил Флегонтович Владимирский-Буданов рассматривали вече, как орган народовластия. Демократический характер вечевой организации признавали и советские историки. Считалось, что в новгородском вече активное участие принимали все свободные жители города. Однако исследования замечательных археологов (Артемий Владимирович Арциховский - начал раскопки в историческом центре Новгорода Великого с 1932, Валентин Лавреньтьевич Янин копает Новгород Великий с начала 60-х годов) показали, что в вечевых собраниях участвовало всего 300-500 “золотых поясов” – бояр и зажиточной верхушки горожан, следовательно, уместно говорить об олигархии, демократический состав был свойственен лишь собраниям улиц и концов. 

   Князь в Новгороде состоял на службе у города. Принадлежа к роду Рюриковичей, он олицетворял единство Новгорода с Русью, выступал главою Новгородской земли. Однако главенство это было номинальным. Перефразируя известную поговорку об английских королях, можно сказать, что князь княжил, но не правил. Более того, договоры найма князя и дружины на службу городу содержали целый ряд жестких ограничений прав наемников. В Новгороде князю реально принадлежала судебная власть (как вы думаете, почему именно судебную власть новгородцы отдавали князю), самостоятельно он руководил и своей дружиной. Однако в случае большой войны, когда город выставлял ополчение, командовал им не "чужой" князь, а "свой" - тысяцкий. Все это дало основание историкам говорить о новгородских порядках, как о феодальной республике (В - кд,, где "В" - властное вече, "к" - обладающий меньшими властными правами князь и "д" - не играющая здесь сколько-нибудь самостоятельной роли дружина).

   Иначе выглядела и функционировала северо-восточная модель власти и управления. Здесь дружина лишь частью села на землю, а частью продолжала "ходить с князем", а потому значительного политического веса не имела. Города – Суздаль, Ростов хотя и торговали и ремесленничали ни в какое сравнение с Новгородом не шли. Вече поэтому были маловлиятельны. Подумайте, как же в таком случае строились отношения в треугольнике: князь - дружина - вече. Запишите "буквенную формулу" этих отношений. Почему северо-восточную модель историки иногда называют типичной деспотической монархией? И еще подумайте над тем, как все это связано с природно-климатическими особенностями Северо-Востока тогдашней Руси. 

 

 

   

  1. Борьба Руси с иноземными завоевателями. Ордынское иго и его последствия.

 

В XIII веке Русь оказалась между “молотом и наковальней”: рыцарского Drang nach Osten и ордынского нашествия. Обратитесь к фактографии учебника. Посмотрите оценки этих трагических событий историками (сайт Istorus.ru). Подумайте над тремя вопросами:

1) каким образом ордынское военное вторжение, погром, учиненный Руси, повлиял на соотношение сил в треугольнике: князь - дружина - вече; 

2) почему Русь отвергла “прозападный” курс Даниила и приняла “провосточный” Александра? 

3) насколько выбор Александра был его личным выбором, насколько объективным исходом событий, условий и обстоятельств?  

Краткие ответы запишите в тетрадку.

Проверить свои знания можно с помощью соответствующего теста на сайте historic.ucoz.ru

Просмотров: 1036 | Добавил: avtor | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Форма входа
Календарь
«  Июнь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 563
PR-CY.Rank
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0