Задание:

1) Прочтите фрагменты статьи И. А. Верховского; 2) Дайте ее критику; 3) Предложите свое решение проблемы конструирования региональных образов.

Верховский И. А. «Свое – чужое»: региональная идентичность Югры // Материалы первых социально-экономических библиотечных чтений. Ханты-Мансийск, б. и., 2018. С. 36-44.

Фрагменты статьи

С. 37 Югра как региональная цивилизация: «свое» и «чужое»

Значимыми элементами рефлексии современного человека являются архаические мифологемы, т. е. некие архаические устойчивые представления, существующие в глубинных пластах человеческого сознания. К их числу относится и фундаментальная по своему характеру модель видения мира, построенная на основе мифологической дихотомии / С. 38 «свой» - «чужой». Эта мифологему восходит к бинарным оппозициям, зафиксированным К. Леви-Строссом и до сего дня является экзистенциальным обоснованием с одной стороны – этнокультурной идентификации с другой – всех форм восприятия иноэтничности и инокультурности.

Таким образом, бинарная оппозиция «свой» - «чужой» является архетипической мифологемой и обосновывает дуалистическую «черно-белую» модель видения мира, существующую в массовом сознании и ныне. Так, до сего дня, например, в политической рекламе в аспекте выстраивания негативного образа кандидата – противника наибольшую враждебность у населения будет провоцировать образ «чужого», по модели: «чужой не такой как мы, противоположный нам – враг»; кроме того, ставшие столь актуальными для современной России вопросы миграции и межэтнических отношений также построены на восприятии инокультурности и иноэтничности сквозь призму мифологемы «свой – чужой». <…>

Известный историк религий М. Элиаде в ходе своих научных изысканий констатировал, что современный человеке во многом сохраняет восприятие мира с позиций архаического религиозно-мифологического опыта, но «загоняет» это восприятие на периферию сознания. <…> / С. 38 Вместе с тем, экзистенциал осмысления своей территории, как Центра мира, скорее вне времени: «Характерной чертой представлений о Центре мироздания оказывается непременная их интерпретация в соответствии с «Мы-сознанием». Это проявляется в синонимичности понятий «Дом» и «Вселенная». Ойкумена («ойкос» - дом) всегда «Мой Мир». Моя (наша) территория изоморфна Вселенной, звездному небу, земля – это отпечаток неба, ведь первоначально они были слиты. Дом, поселение, город выступали уменьшенной моделью мироздания, внутри / С. 39 которой живые люди, т. е. Мы, а вне ее – мертвые и иные – другие – чужие люди – нелюди».

Для югорской регинальной цивилизации в той или иной степени такими «чужими» на разных этапах истории были:

- русские, от новгородцев и соратников Ермака до старожильческого населения;

- политические ссыльные первой половины ХХ в.;

- нефтяники и приехавшие в Югру в 60-70-х гг. специалисты;

- мигранты постсоветского времени: от приглашенных специалистов до «гастарбайтеров»;

- сама «Большая земля», которая в сознании противопоставлялась «малой земле», собственно Югре, Ханты-Мансийску, куда «только самолетом можно долететь».

Самое интересное, что Югра как синтетическая, многокомпонентная региональная цивилизация-медиатор постепенно сняла со всех вышеперечисленных категорий ярлык «чужое» и медленно, но полноформатно «освоила» их.

Таким образом, Югра – это регион-модератор, снимающий противоречия между севером и Югом, Западом и Востоком. Абсолютное тяготение к вестернизации в Югре концептуально невозможно; вместе с тем югорчане не становятся и не станут и азиатами цивилизации условно говоря китайского типа. В итоге – в Югре можно констатировать гармоничное сосуществование коренного населения и пришлого, нефти и души, архаики и современности. <…>

Югра: архаика в модерне

Современная Югра глубинно синкретична. Несмотря на нефтяное освоение территории и высокий уровень жизни населения, комфортность проживания в югорских городах и поселках, архаика, как наследие таежно-речной цивилизации обских угров, никуда не ушла. Она прорастает сквозь модерн и постмодерн.

Несмотря на то, что современная городская жизнь со всеми ее достижениями научного прогресса далека от мира чумов, леса и тундры, есть один фундаментальный момент, объединяющий древность и современность, которого мы в обыденной жизни не замечаем.

Взглянем на карту Соединенных Штатов Америки и Канады. Вчитаемся в названия штатов и городов. Оттава, Виннипег, Южная и Северная Дакота, Омаха, Виннебаго, Айова, Юта, Делавэр. С позиций государственного английского языка – звучит какой-то несусветной абракадаброй. И это действительно так. Потому, что это либо названия / С. 40 индейских племен, либо слова из индейских языков. Самих индейцев в Америке ныне очень небольшое количество. Но странными гортанными индейскими словами названо множество городов и штатов. И большинство населения Америки вряд ли об этом задумывается.

Теперь посмотрим на карту Югры. Сколько городов и районов имеют русские названия? Считаем – Октябрьский, Советский, Белоярский, Березовский районы. Город Радыжный. Все, пять русских названий из 22-х наименований муниципалитетов Югры.

Все остальные названия оставили нам в память и наследство обские угры. И мы тоже почти не замечаем этого. За одним исключением – наверное, каждому югорчанину приходилось слышать, как человек, приехавший в Югру впервые, сбивается в ударениях, называя югорские города. «Пока̀чи», «Няга̀нь». Вот тогда жители автономного округа ощущают этот зазор между ощущением пространства своими и «чужими/гостями».

Хотя со своей точки зрения «гости», «приехавшие извне», абсолютно правы. После вполне близких и понятных любому говорящему по-русски названий городов Ярославль, Торжок, Новгород, Владимир, Волгоград, название Пыть-ях или, скажем, Саранпауль действительно будет звучать диковинно и странно.

Таким образом, мы живем в пространстве автохтонного языка, наименования городов и районов Югры несут его в себе. Пусть далеко не все югорчане знают смысл, значение, перевод топонимов Югры. Тем не менее, это пространство смысла обско-угорского, хантыйского и мансийского мира.

Еще значимый момент югорского всеобщего, присвоенного «своего/чужого» на этот раз кулинарный – чем мы, югорчане, угощаем гостей, приехавших к нам издалека? Безусловно, рыбой – уникальной, благородной, деликатесной, название которой также звучат странновато для слуха гостей. Потому, что «муксун» – это слово, заимствованное из хантыйского («мох санх» - «яры огибающая рыба»). А строганина – «патанка»? Это хантыйское «по̀том хул» - дословно «мороза рыба».

Хантыйские и мансийские слова окружают нас. Мы живем в пространстве обско-угорского языка, даже не зная его.

Кроме того, стоит отдельно отметить, что Югра – это классическое пространство смешения времен и эпох. Здесь город и лес, культура и природа, прошлое и будущее сосуществуют рядом. От центральной площади Ханты-Мансийска лес трех-пяти минутах ходьбы. Это Самаровский чугас, на котором некогда, еще в дорусский период, располагалось / С.41 хантыйское святилище. Наш знаменитый земляк, историк и краевед Хрисанф Лопарев писал в своей книге «Самарово. Село Тобольской губернии и округа», что даже в конце XIX в. ханты, приезжая в Самарово, чувствуя сакральность этого места, приносили в жертву петуха <…>

Современные ханты-мансийцы уже ничего не знают и не помнят уже об этом святилище. Какие-то отголоски проникли в городскую мифологию «о городе на семи холмах, городе сакральном, священном», но это осталось только в названии гостиницы на Биатлонном центре. Тем не менее, столица Югры на месте святилища – это живой город, на живой земле, с живыми традициями. И в центре Ханты-Мансийска эта архаика, лесное царство, находится в трех минутах ходьбы от центра города. Архаика в модерне и наоборот.

Символические образы Югры

С. 42

По итогам опроса 500 респондентов в мае текущего года [2016] на тему «Образ Югры», мы видим следующее.

В качестве объектов-символов ХМАО почти каждый пятый опрошенный (17,9%) предложил символом округа считать «нефть». Далее следует известный в Югре «Алеша» - памятник покорителям Самотлора (Нижневартовск). Этот вариант был предложен каждым десятым (10,7%). Третье место с минимальным расхождением делят варианты «медведь» (5,4%) и мост через Иртыш в Ханты-Мансийске (4,8%). <…> Вновь архаика, проглядывающая сквозь модерн индустриальной Югры ХХI века.

C. 43

Философия имени территории: самонаименование югорской региональной цивилизации

Этникон <…> населения ХМАО на сегодняшний день сформирован и устойчив как в повседневном словоупотреблении, так и в массовом сознании жителей Югры. Этникон этот – «югорчане».

<…>

С. 44

Югорчане сегодня – это все люди, которые проживают в Югре и несут в себе, в своем сознании некий югорский образ мира, югорский менталитет, для которого как раз характерно снятие архетипической оппозиции «свое/чужое» не за счет враждебности к «чужому», а за счет любви к «своему» и освоения «чужого».

В итоге, учитывая вышеописанный синкретический, архаико-модернистский характер социокультуры и архитектоники массового сознания югорчан, можно констатировать, что Югра является своего рода регионом-модератором, снимающим оппозицию «своего» и «чужого», Запада и Востока, Севера и Юга в геополитической оптике, Космоса и Хаоса, архаики и модерна, культуры и цивилизации.

 

Меню сайта
Категории раздела
Вход на сайт
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 575
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0